PRO
Домой / ПРОфессионал / Проект — пламя, главное — в нем не сгореть

Проект — пламя, главное — в нем не сгореть

Активисты и волонтеры улыбчивы и радостны, они всегда готовы помочь и постоянно чем-то заняты. Именно так кажется человеку, который никак не связан с данным видом деятельности. На самом деле, у этой позитивности есть и обратная сторона медали — эмоциональное выгорание. Об этом мы и решили поговорить с автором проекта «Активизм изнутри» Юлией Маклюк.


Как давно Вы занимаетесь темой эмоционального выгорания у активистов?

Мне пришлось начать интересоваться этой темой около трех лет назад. Я работала в международной экологической организации и в свободное время пыталась помогать с Майданом и АТО. Тогда я начала испытывать сильную тревожность и одновременно апатию в ответ на все, что было связано с общественной деятельностью. Эти состояния нарастали. Это было довольно пугающе: стало очень сложно работать, я боялась, что схожу с ума. Так что я попыталась разобраться с тем, что происходит — искала книги и статьи, говорила с людьми, потом пошла к психотерапевту. Пришла к выводу, что это соответствует понятию эмоционального выгорания. Также я увидела, что об этом явлении в наших активистских кругах известно мало. Хотя многие по секрету рассказывали, что сталкиваются с подобными проблемами, но это никогда не обсуждалось и было постыдной тайной. У нас нет привычки заботиться о своей психике, нет культуры взаимоподдержки внутри общественных движений.

Есть ли у Вас собственное объяснение термина «Эмоциональное выгорание»?

Я понимаю этот термин как состояние хронической психической и физической истощенности, возникающее в результате продолжительного перенапряжения. Человек теряет мотивацию и силы, не в состоянии заниматься тем, что раньше составляло смысл жизни. Выгоранием называют и просто сильную усталость, когда человек может отдохнуть, восстановить силы и вернуться к прежней деятельности. К сожалению, этого не всегда бывает достаточно, и чаще признаки того, что что-то пошло не так, замечают, когда их уже невозможно игнорировать. Тогда восстановление требует большего времени и усилий. Симптомы могут быть разными — от бессонницы и психосоматических заболеваний до глубокого психического кризиса, потери работоспособности и смысла жизни. Считается, что наиболее часто выгорание наступает у тех, чья деятельность сопряжена с помощью другим: у врачей, спасателей, волонтеров и так далее.

Как не пропустить первые «звоночки» эмоционального выгорания?

Это очень важный вопрос, на мой взгляд. Прежде всего, надо выработать привычку следить за собой, сверяться со своими внутренними ощущениями. Так можно вовремя заметить накопление усталости и скорректировать свою деятельность. Например, если вы отмечаете, что уже несколько недель прибываете в сильном стрессе, сердце колотится, руки потеют, вы раздражительны, важно не пытаться игнорировать эти ощущения, а принять, что это объективная реальность. Тогда возникает возможность что-то изменить — уменьшить вашу нагрузку в проекте, выделить себе время на приятные восстанавливающие занятия.

Это похоже на тот период, когда начинается простуда. Нужно пару дней отлежаться в тепле, чтобы не было осложнений.

Конечно, это в идеале. А в реальности не всегда есть такая возможность. Иногда банально некому передать свои обязанности — нужно гасить пожары прямо сейчас. Мы часто не можем отказать в помощи другим, у нас не хватает средств, нет больничных, над нами висят дедлайны. И это тоже игнорировать не получится.
В то же время, даже в таких напряженных условиях, мы можем культивировать практику внимательного и бережного отношения к себе. Мы можем научиться различать, когда нам действительно необходимо сжать свою волю в кулак и выложиться на 110% для решения серьезной ситуации, а когда мы просто по инерции продолжаем игнорировать свои нужды. Когда мы продолжаем действовать в образе героя-мученика. К сожалению, этот образ все еще довольно силен среди общественных активистов, и именно он мешает заметить те «первые звоночки», о которых вы говорите.
Естественно, в жестких условиях забота о себе может казаться роскошью или даже предательством: «Как я могу взять отпуск, когда мои подопечные продолжают нуждаться в моей помощи?». Но верно и обратное: если они зависят от меня, то я обязана пребывать в наилучшей возможной форме. Мои инструменты работы — профессиональные навыки, доброе отношение, здоровое тело и дух — должны быть в рабочем состоянии. Если я выгорю, то на какое-то время выйду из строя, а от этого лучше никому не станет. Как говорится в одной поговорке, нельзя никого напоить из пустой чашки, так что держите ее наполненной.

Может ли эмоциональное выгорание перерасти в депрессию, или это схожие вещи?

Я не психолог, чтобы утверждать наверняка. На мой взгляд, глубокое выгорание очень похоже на депрессию. Те же тяжелые переживания и отсутствие воли к жизни, когда практически ничто не приносит облегчения. Как бы мы не назвали такое состояние, тут не обойтись без помощи психолога или психотерапевта.

Как справляться с личным эмоциональным выгоранием?

У каждого человека свои нужды, так что универсального рецепта у меня нет. Самое важное — сделать паузу и обратить внимание на то, что происходит внутри. Если есть тревожные сигналы, вы чувствуете себя плохо или необычно, возьмите больничный или отпуск. Если нет возможности сделать это немедленно, назначьте себе время, когда возьмете его. Доделайте проект и не беритесь сразу за следующий. Можно мотивировать себя так, что если вы не в себе, то хоть меньше вреда принесете, не влезая в новые дела.

Как я говорила, часто отдых, приятные впечатления, время с любимыми людьми, спорт помогают восстановиться. Если же все это не помогает, отдых не дает облегчения, то нужно искать другие средства. Я бы выделила два направления. Первое — это то, что поможет облегчить состояние, буквально выжить в это трудное время. Это может быть пауза в работе, прогулки на природе, массаж, правильное питание, хобби, бездеятельность, витамины, антидепрессанты (по рецепту врача!). Все для того, чтобы удержаться на плаву. И второе — это выяснить, в чем причина вашего кризиса и что с ним делать.

Очень часто выгорание — это верхушка айсберга, под которой скрываются неисцеленные душевные травмы.

Опыт пережитого насилия, угнетения, несправедливости, беспомощности, с которым мы сталкиваемся в работе и жизни, может оставлять глубокие и часто неосознаваемые раны. «Плюс» эмоционального выгорания в том, что оно указывает нам на эти проблемы, дает к ним доступ. Наконец, они получат наше внимание и заботу. А значит, мы станем целостнее и сильнее, что в конечном счете позволит нам быть лучшими активистами. Разобраться со своей душой самостоятельно практически невозможно, тут нужна помощь профессионалов. В моем случае это был психотерапевт. Терапия поддерживает на плаву и помогает разобраться с причинами проблемы.

В чем разница между эмоциональным выгоранием лидера и рядового члена команды?

Лично я больше привыкла работать в командах с более-менее горизонтальной структурой. Конечно, если все завязано на одном человеке, то его/ее выход из строя сильнее скажется на работе. Тут особенность в том, что люди часто предпочитают не замечать своего выгорания и продолжают «работать». К сожалению, таким образом они могут нанести вред и делу, и своей команде, потому что не в состоянии действовать адекватно, становятся циничными, озлобленными. Говорят, что выгорание заразно, потому что, конечно, истощенному лидеру намного сложнее заботиться о своей команде.

Как Вы думаете, от чего зависит эмоциональное выгорание команды и как его не допустить?

Думаю, есть внешние факторы, которые мы не можем контролировать. Если в стране война, кризис, нет ресурсов для общественной деятельности, потребность в помощи очень высока, то понятно, что риски увеличиваются.
В то же время, мы можем влиять на ситуацию внутри команды. Осознание того, что мы находимся в зоне психического риска, налаживание внимательности в себе и друг к другу, создание здоровой поддерживающей атмосферы невероятно важны. Когда мы искренне спрашиваем о самочувствии сотрудников, открыто решаем конфликты, помогаем в сложной ситуации, празднуем маленькие и большие победы вместе — это все делает нас устойчивее. Очень важно, чтобы в команде не было дискриминации, насилия. Если говорить о лидерах, то их пример в создании ненасильственной и здоровой атмосферы неоценим. Многие организации разработали свои принципы и ежедневные практики по этому поводу, я собрала и перевела их в блог-посте на «Активизме изнутри», можно примерять на себя.

Как лидер может помочь команде справиться с эмоциональным выгоранием?

Прежде всего необходимо признать и обсудить это положение вещей с командой. Услышать каждого человека и вместе продумать, какие существуют выходы. Отпуск, пауза в проекте, совместный отдых на природе, приглашение психолога для команды? Как правило, чем ровнее распределены в команде власть и ответственность, тем больше люди склонны совместно искать решения, которые удовлетворили бы всех. Я сомневаюсь, что единоличный начальник может придумать некое благо, которое сделает всех счастливыми. Истощение — признак того, что что-то идет не так (и не первый день), что организации нужно меняться.

Вы говорите в своем блоге, что «Совсем ничего не делать, когда нет сил, работает». Но как не перейти от этого к банальной лени, которая будет «оправдана» эмоциональным выгоранием?

Если я сломаю ногу, то мне наложат гипс и я пролежу в постели месяц. Никто не упомянет о лени, потому что будет очевидно, что я не в состоянии делать ничего другого. И на сломанной ноге я ни на митинг, ни в горадминистрацию не пойду.
Мы почему-то рассматриваем душевные недуги совершенно по-другому. Но суть-то та же. С выгоревшим мозгом надо также обратиться за помощью и дать себе выздороветь. Это необходимость, а не прихоть. Если обычно активный волонтер ни с того ни с сего испытывает сильное нежелание делать что-либо, то это тревожный симптом. Мы привыкли пинать себя, но можно научиться действовать по-другому.
Я рассказываю свою историю, чтобы разрушить стигму вокруг вопросов душевного здоровья. Когда мы научимся признавать трудности друг друга, не бояться того, что мы испытываем, то многое изменится к лучшему. Мы станем уделять внимание не только тому, что мы делаем, но и как мы это делаем. Конкретные практики ведения работы подтянутся за этим самостоятельно, и тогда мы сможем создавать примеры того лучшего мира, на который мы все работаем: без насилия и страха, уже сегодня, внутри наших движений.

О всех тонкостях эмоционального выгорания, вы можете почитать в блоге Юлии.

Александра Базюк

смотрите также

Искать надо правильно: роддом социальных проектов

Выпускники его школы — успешные стартаперы и лидеры мнений городов Восточной Европы. Социальные проекты, на …