PRO
Домой / ПРОфессионал / Цель (не) определяет средства

Цель (не) определяет средства

Может ли цель стать мотивацией? Подходят ли западные постановки задач под нашу ментальность? Что выбрать: счастье или успех? Об этом и о многом другом PROactive пообщался с Игорем Геллером — кандидатом психологических наук, автором психологической теории «Третья сигнальная система», основателем и бессменным руководителем Одесского психологического клуба.

Как вы считаете, западные модели постановки целей и задач подходят для нашего общества и менталитета или нет?

Для чего-то подходят, для чего-то нет. Технология нужна тогда, когда я знаю, где я и что я делаю, когда есть ответ на вопрос «как?». Стоит понимать, что любая технология основана на опыте прошлого. Она позволяет воспроизвести результат в будущем, основываясь на хороших результатах прошлого. Однако это абсолютно не является гарантией получения вами желаемого результата, ведь мы живем в мире, который постоянно меняется.

Если мы говорим о креативной ситуации (новой для человека), старые способы не работают. Пытаясь взять даже самую передовую западную технологию, в результате он получит то, что искал и нашел, вместо того, чтобы исходить из ситуации, которая имеет свои запросы.

Весь западный опыт очень хорош там, где уже известно «что», «для чего», известно «кому» и надо лишь найти «как». Хорош там, где кто-то уже это сделал и получил хороший результат в подобной ситуации. Но, поскольку ситуации в любом случае бесподобные, в негативном смысле этого слова, то переносить такой опыт на нашу работу смешно. В результате «мы маємо те, що маємо». 

Если человек хочет реализовать свой проект, к примеру, социальный, как ему тогда ставить цели, задачи? Работать ситуативно?

Нет, конечно. Это как в театре: кто такой плохой актер? Это актер, который пользуется штампами. А хороший актер? Тот, который использует много штампов. Так и здесь: кто такой креативный человек? Тот, кто придумывает что-то новое. У него уже много старого, переработанного. Следовательно, если он хочет запустить какой-то свой стартап или проект, он может посмотреть, что делали до него, кто каким путем шел. Однако это не гарантия. К слову, все лидерские программы и тренинги успеха построены на изучении опыта успешных людей, миллиардеров и так далее. Меня всегда это смешит, потому что даже сами предприниматели не знают, за счет чего они его получили. В таком случае, следуя их советам, молодые стартаперы делают все, что им сказали, но у них ничего подобного не получается. В чем же проблема? Значит все удалось совсем по другой причине.

Если мы говорим о том, что запускается проект молодым человеком в какой-то сфере и аналогов нет, тогда ему придется работать на чистом креативе. В любом случае, даже если мы возьмем Илона Маска, Марка Цукерберга, они не были обучены технологиям. Они просто очень любили то, что делали, ставили цели, а потом всю свою жизнь посвятили их достижению.

Конечно, где-то есть везение, но для того, чтобы повезло, надо много-много чего сделать, в том числе обучиться технологиям. Лично я против того, чтобы люди, особенно молодежь, жестко шли по технологиям реализации проекта. Есть проектирование как деятельность, есть определенные способы реализации проектов, но у каждого они свои.

Значит, лучше обозначить цель, а пути достижения выбирать самим?

Что такое цель? Цель это четкое видение результата до начала движения. Это картинка, а не мысль. Я вижу себя с реализованным проектом, вот каким я его хочу видеть. Тогда мы забрасываем в будущее эту модель, а дальше идем от обратного  разворачиваем процесс того, как мы должны к этому прийти. Что в данном случае цель? Финал нашего пути. Первая ступень пьедестала, например. Когда молодой человек начинает свой проект, он обязательно должен увидеть себя с результатом в конце пути. Например, Билл Гейтс видел весь мир сидящим за его компьютером, вот это была его картинка. Потом стал думать, как этого достичь. Следовательно, сама цель определяет те средства, которыми мы пользуемся.

Цель может одновременно становиться мотивацией?

Что такое мотивация? Мотивация (moto с лат. двигатель) это то, что нами движет. Движет человеком не цель, движут ценности. Вот когда цель вытекает из мотивации, тогда она становится ценностью.

Если цель стоять на первом месте пьедестала, следовательно, моей мотивацией будет вставать каждое утро и заниматься, чтобы в конечном итоге цель стала реальностью. Или подкупить судей (смеется). У каждого свои средства.

К примеру, есть цель заработать за год миллион. Если она не достигается,  случается внутреннее выгорание.

Здесь другое. Деньги не могут быть целью по определению. Человек переходит в совершенно другую систему ценностей, для него все ресурс: люди ресурс, дружба ресурс, он дрожит при мысли о своем миллионе. Деньги естественное средство социальной значимости того, что я делаю, поэтому я должен думать не о миллионе, а о том, что хочу с ним делать. А миллион чисто обывательская функция. Какие там лидерские программы? Тут все средства хорош рэкет, например.

Если цель не достигнута, какие дальнейшие действия? Например, система поощрений и наказаний.

Я категорически против этой системы. Есть воспитание, есть дрессировка.

Животных дрессируют, людей воспитывают. В чем отличие? Воспитание это когда я иду через сознание, развитие, помогая человеку самоопределиться. Человек включает свои волевые механизмы. Он видит сам для себя ценность происходящего. Дрессировка это через стимул-ответ, кнут и пряник. Так с рабами поступают.

Есть технологии иди сам себя накажи, но надо 20 раз подумать: что дальше? Человек пойдет сам себя наказывать, а она (технология) будет выращивать мазохизм у человека? Человек будет выполнять требования, пока боится. Наказание — это страх. А поощрение что? Любовь? Нет. Это все не те механизмы.

А что тогда?

Если вы хотите помочь кому-то — нужно воспитывать, если самому себе — анализировать. Например, мы решаем контрольную по математике в шестом классе. Я решил ее плохо. Сажусь и делаю работу над ошибками, вот и все. И дальше «ага, здесь ошибся, с этого места начинаю еще раз». Это называется правильным развитием. Все остальное — дрессировка, которая никогда не позволит вырастить мыслящего, самостоятельного человека.

Меня никто никогда не наказывал, спасибо за это. Хотя я был совсем не подарок: ни для учителей, ни для кого. Я просто знал, что вот это мне интересно, а это нет. И сколько меня не наказывай, я не буду этим заниматься.

Точно также нельзя лишать ребенка компьютера, если он играет в свои игры и плохо учится. Ребенок от этого лучше учиться не будет, а станет больше ненавидеть учебу, хотя и начнет делать то, что нужно. Это тонкая сфера, но на самом деле проблема совершенно очевидная.

Мотивация — это моя внутренняя заряженность на результат, в отличие от стимулирования. У нас путают эти две вещи. Стимулирование — это внешнее поощрение. В первозданном смысле слова, стимулом в Древней Греции называли заостренную палочку, которая колола быка в задницу, чтобы он быстрее двигался. Со временем это слово получило новое значение. Теперь вот говорят, что у человека есть стимул. Однако мне не нужно, чтобы меня кололи заостренной палочкой. Я сам выбираю, что делать. Если же меня будут заставлять без шансов сопротивления — я буду делать, но тогда получится, что я раб или заключенный.

Вообще, надо жить так, чтобы ты получал море удовольствия. Сейчас, кстати,  на смену хипстерам пришли якки. Они отличаются от хипстеров тем, что говорят «нам плевать на понты, мы хотим носить то, что мы хотим носить, зарабатывать столько, сколько мы хотим зарабатывать, и делать в этой жизни все, что сами хотим». Их больше не интересует мода, они идут от себя.

Будем надеяться, что это течение скоро и к нам придет.

Это не течение, а естественная врожденная способность любого из нас, это норма. Оно не должно быть модой, как не может быть модой здоровье.

Осознанный выбор?

Конечно! Это же норма. Зачем мне жить так, как считает мой сосед? У него дом двухэтажный, а я должен построить трехэтажный? Получается, я должен всю жизнь корячиться на соседа, а не на себя? Я ведь так никогда удовольствия не получу. В таких случаях я буду зависим от внешнего мира, а все критерии успешности мне диктует социум.

Ваш успех никого не интересует. Вам нужно выбрать: или счастье, или успех. Это разные вещи. Счастье — это мой успех по моим личным критериям, а успех — это мое личное счастье по вынесенным внешним критериям, насколько я соответствую представлениям о счастливом человеке.

Мои друзья достаточно обеспеченные люди, но меня никогда это не интересовало. Я живу так, как нравится мне, а они большую часть дня проводят с теми людьми, которые им меньше всего нравятся. Однако бизнес есть бизнес, там выбора нет. И они живут 24 часа в сутки в той среде, которую мне не понять, думая постоянно о деньгах. Чем больше денег, тем меньше свободы.

Возвращаясь к моделям, Вы не раз говорили, что не любите их. Почему?

Модели — это хорошая штука, я сам специалист по системному моделированию. Просто надо знать, где они применяются. Как только вы начинаете использовать какую-то модель в социальном плане, то вы просто видите только то, что покрывается этой моделью, а реальность, она же намного больше.

К примеру, я придумал, что буду видеть в человеке только положительные качества, а он у меня вынимает последнее из кармана. В таком случае, я сам для  себя буду искать умные и правильные объяснения его поступков. Этого не нужно делать, потому что не надо никого искусственно обвинять или оправдывать. Такое возможно только тогда, когда у меня нет модели. Подобное случается даже в личной жизни. Как говорит мой друг: «Встретился с девочкой, влюбился в ямочки на щечках, а приходится жить с целой девушкой». Так вот «целая» девушка — это то, что выпирает за пределы этой модели. Когда вы начинаете строить какую-то модель, вы должны понимать, что все остальное уже ограничивается. Поэтому в истории человечества еще не было реализовано ни одной утопии. Например, идеологи Французской революции хотели социального равенства. Так, во имя социального равенства и братства они уничтожили больше французов и отрубили голов больше, чем те, кого они критиковали.

Любая модель искажает реальность: либо голова будет торчать, либо ноги. Модели нужны там, где есть прикладные сферы, где надо отсечь лишнее. Допустим, я работаю с проблемой человека. Он пришел ко мне как к психологу, меня не интересует его религиозные взгляды, мировоззрение. В соответствии с этикой психолога, я вообще не имею права в это вмешиваться. У меня есть модель  того, с чем я работаю, но она заканчивается в тот момент, когда начинаются другие проблемы, которые выходят за пределы этой модели. В этом случае я вынужден «погружаться», идти и искать. Психологические же школы, которые имеют модель, ищут то, что они и так знают.

Что такое мастерство? Максимальный результат с минимальным вмешательством. Чем меньше меня видно, чем меньше заметно моих вмешательств, тем лучше я отработал.

Как тогда вырваться из этого порочного круга, когда на все накладываешь модель?

Не делать этого. Идете целоваться с девушкой целуйтесь. Не вспоминайте теорию поцелуя. Модель может быть там, где речь идет о несоциальных системах, где нет человека.  Там, где «начинается» человек, никакая модель не работает, так как каждая ситуация уникальна. 

Я за годы своей жизни понял одну вещь: главное не то что ты сделал, а то, от чего удержался. Говорят, лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и пожалеть. Это не так. Абсолютно.

О Proactive

смотрите также

Як i з чим потрiбно їсти PR у соцiальному проектi?

Про це для PROactive розказала Надія Чорна-Бохняк, яка є експертом з комунікації з більш ніж …