Домой / ПРОект / Искать надо правильно: роддом социальных проектов

Искать надо правильно: роддом социальных проектов

Выпускники его школы — успешные стартаперы и лидеры мнений городов Восточной Европы. Социальные проекты, на которые обратят внимание. Проектная деятельность как стиль жизни. Скиллами для проактивной молодежи и вдохновением в интервью PROactivе поделился Сергей Медведев — основателя Берлинской школы инноваций и член немецкой правозащитной организации.

Что послужило толчком для создания Берлинской школы инноваций? Это годами выработанный структурированный план или «горящая» идея?

Берлинская школа социальных инноваций возникла в рамках многомесячного мозгового штурма. Мы, члены немецкой правозащитной ассоциации «Декабристы», искали инструменты поддержки гражданского общества в Украине, России и Беларуси. При этом мы ориентировались на потребности и вызовы, которые стоят перед молодежью в постсоветских странах: низкий уровень высшего образования, ограниченный доступ к ресурсам, недостаток устойчивых рабочих мест. В странах Восточной Европы в последние годы наметился положительный тренд в сторону развития общественно-полезных инициатив, волонтерства, желания в обществе делать что-то полезное у себя в районе, городе или стране. Из-за ограниченных ресурсов и отсутствия финансовой устойчивости классические гражданские организации не всегда могут дать возможность молодежи раскрыть свой потенциал и реализовать свой проект. Поэтому мы решили запустить программу дополнительного образования и обмена для активных граждан с проектными идеями для обучения инструментам социального предпринимательства, развития устойчивой бизнес-модели и повышения эффективности фандрайзинговых кампаний. В 2015 году при поддержке Министерства иностранных дел Германии прошла первая школа социального предпринимательства в Берлинском Impact Hub. С 2016 года мы проводим семинары по базовым навыкам социального предпринимателя, специализированные воркшопы по креативным индустриям и «зеленой экономике», а также короткую акселерационную программу по развитию бизнес-концепций и запуску социальных предприятий.

Главную поддержку вам оказывает Министерство иностранных дел Германии и коллеги по бизнесу из Украины, России, Беларуси. Чего не хватает в украинский реалиях для устойства такого механизма?

Государство и бизнес в Украине не всегда в состоянии адекватно реагировать на современные вызовы в обществе, решение социальных и экологических проблем. Ситуация усугубляется экономическим кризисом, вызванным политическими переменами в стране, аннексией Крыма Россией, агрессией Кремля на Донбассе и связанными с ними затратами на перевооружение и поддержку армии Украины. Коррупция также оказывает крайне негативное влияние на модернизацию государственного управления и тормозит внедрение социальных инноваций. В данных условиях социальные инноваторы, как важный элемент гражданского общества, берут на себя ответственность по решению части вопросов в сфере образования, инклюзии и устойчивого развития. В развитии гражданского общества заинтересована не только сама Украина, но и ее европейские соседи, и, прежде всего, Германия. Наша страна выступает за развитие международного сотрудничества не только между правительствами, концернами, академическими и культурными учреждениями, но и среди ключевых игроков гражданского сектора для снижения уровня напряженности, совместной борьбы против нарушения прав человека и
достижения мира на континенте.

Недавно закончился прием заявок на акселерационную программу «Soin». Почему участие в осенней школе бесплатно? Как возвращаются затраты на проведение и реализацию?

Предлагая инновационный подход для развития компетенций у молодых активистов и предпринимателей, для расширения обмена и внедрения лучших мировых практик, Берлинская школа получила признание и финансовую поддержку у немецких, европейских и американских фондов. Значительная часть нашей деятельности финансируется на основе грантов, то есть безвозвратных субсидий. Участники наших программ в Украине оплачивают лишь регистрационные взносы, которые, как правило, не превышают 500 гривен. Оплата полного курса обучения в 3-5 тыс. евро многим молодым активистам может быть не под силу, поэтому мы вынуждены привлекать средства фондов. Эта ситуация не сильно отличается от Германии. Лишь 20 % немецких социальных стартапов в области образования являются самоокупаемыми, а остальные в той или иной мере привлекают средства со стороны, чтобы иметь возможность оказывать качественные услуги. Тем не менее, мы уже сейчас разрабатываем ряд коммерческих услуг, которые планируем запустить через два года.

С какими ключевыми проблемами сталкиваются инноваторы на этапе реализации проекта? Что всегда актуально в рамках «школьного» обучения?

Создание конкурентоспособного продукта, маркетинг, развитие уникального бренда, продажи, построение команды, стабилизация бизнеса и масштабирование в рамках даже своего государства — вызовы, с которыми участники приходят к нам в программу. Это проблемы, знакомые практически любому бизнесмену. К ним прибавляется специфика общественно-полезных стартапов, которая накладывает дополнительные риски венчурных предприятий. В рамках наших коротких акселерационных программ мы стараемся разработать индивидуальный план и сконцентрироваться на решении наиболее актуальной задачи. Важным элементом в нашей работе является изучение мировых практик, успешных кейсов Германии, устойчивых бизнес-моделей в Беларуси, России и Украине.

Говоря о сложностях в работе, стоит упомянуть языковой барьер, который нередко становится препятствием в коммуникации и развитии сотрудничества между социальными предпринимателями из Восточной Европы и Германии.

Как вы привлекаете менторскую поддержку? Из года в год это одни и те же «учителя», или, возможно, активная поддержка немецкой диаспоры. Где вы их ищите?

Это очень хороший и в то же время сложный вопрос. Некоторые опытные сотрудники гражданских организаций и предприниматели сами с удовольствием выступают в роли наставников, помогают молодым инициативам достичь намеченной цели и не выгореть до конца. Но это лишь меньшая часть. И пока поиск мотивированных менторов является серьезным вызовом в нашем проекте, который осуществляется прежде всего через личные контакты. В то же время мы рады, что появляются профессиональные институции, которые занимаются подбором наставников для молодых предпринимателей, такие как киевская MakeMeBetter.

Как и в любом деле, ни одна победа не обходится без «шишек», набив которые, мы становимся мудрее. Можете описать ваш самый впечатляющий провал?

Провалы случаются постоянно. Кто-то слишком поздно начал оформлять визу, и пришлось в очередной раз нервировать немецкое консульство, чтобы сделать исключение. Кто-то пропустил важный скайп с экспертом. Кто-то переоценил интерес аудитории регионального центра к теме социальных инноваций, и в итоге вместо 20 участников пришло девять. Но это скорее рабочие моменты, которые мы за последние два года научились исправлять без серьезных последствий. Глобальные факапы, видимо, еще впереди… Могу лишь вспомнить, как мы в прошлом году пришли с группой для обмена опытом к учредителю одного креативного пространства в Берлине. Уроженец Нью-Йорка около полутора часов рассказывал о важности своей идеи по созданию коворкинга для всех берлинцев, который будет открыт для всех, кто хочет спасти мир. В общем, за словами про борьбу за все хорошее против всего плохого выяснилось, что у него, мягко говоря, не совсем продуманная бизнес-модель, а спустя 1,5 года ремонта пространство до сих пор не готово, а долги уже приближаются к шестизначной сумме.

Как, на ваш взгляд, можно обратить внимание украинского бизнеса на сферу социальных проектов? Зарубежный опыт намного продуктивнее. Что же «тормозит» наших бизнесменов?

Импакт-инвестирование является следующим шагом на пути развития социальных инноваций. Уже сейчас существуют положительные примеры, как сообщества продвинутых бизнесменов помогают модернизировать городские пространства. Очень впечатляет пример ассоциации «Мы — Херсонцы», которые сейчас занимаются развитием общественных зон для проведения образовательных и культурных мероприятий на территории экскаваторного завода в Херсоне. Опыт «Тепле Мiсто» по крауд-инвестированию в Ивано-Франковске известен уже далеко за пределами Украины и показывает, что инновационная идея, прозрачность и совместные инвестиции в размере 1.000 долларов с человека способны изменить не только город, но и отношение жителей к нему. Ничто не мотивирует больше, чем такие успешные кейсы. Мы лишь должны делиться ими, рассказывать представителям бизнеса об эффектах импакт-инвестирования. О том, что 10.000 евро, вложенные в молодой социальный стартап, не просто пойдут на общественное благо, а позволят создать структуру, которая умножит этот эффект. Дивиденды от социальных инвестиций материализуются в виде счастливых родителей, дети которых получили навыки программирования и готовы к созданию своих стартапов, или в виде устойчивых рабочих мест для незащищенных групп населения, или в виде развития городской инфраструктуры, реставрации городского парка и открытия давно забытого летнего театра, который станет местом притяжения для всего города. Не всегда стоит ожидать быстрого фидбэка. Это может занять года, а может и десятилетия. Точно можно сказать лишь одно: без развития социальных инноваций советское прошлое будет давать о себе знать снова и снова.

Каким масштабным проектам помогла «выйти в свет» Берлинская школа? Результатами каких выпускников гордитесь?

Мы не можем похвастаться Теслой или вторым Урбан Спейсом. Нашей школе всего три года, и эффекты от проекта по развитию компетенций и международному обмену не всегда можно оценить лишь количеством выживших стартапов. Измерение импакта является темой, над которой ломают головы основатели стартап-инкубаторов по всему миру. С другой стороны, мы с радостью наблюдаем, как быстро развиваются проекты некоторых участников Берлинской школы. Это Татьяна Полоник и ее журнал La Boussole, посвященный украинским регионам, их ярким культурным и общественным инициативам. Это Анна Бондаренко и ее впечатляющий Ukrainian Volunteer Service. Это Андрей Куцак с быстро развивающимся проектом по сортировке мусора в Одессе Cycle.

Что вы можете посоветовать начинающим стартаперам (на собственном примере), чего не стоит делать, начиная проектную деятельность?

Рисковать, проигрывать, не бояться закрывать свой хромающий проект, чтобы начать новый. Главное — никогда не сдаваться.

Берлинская школа — это ваш главный проект, или координируете еще что-то? Чем занимаетесь помимо проектной деятельности?

Помимо Берлинской школы социальных инноваций я руковожу неправительственной организацией «Декабристы», которая проводит проекты и мероприятия в поддержку молодых художников, журналистов и способствует развитию диалога между Востоком и Западом. После работы остается крайне мало времени, так как кроме обязанностей по проектам приходится еще заниматься общим делопроизводством и персоналом. В свободное время люблю совершать велотуры в пригородах Берлина. Если погода плохая, то я погружаюсь в музыку, перебираю свою медиатеку, пытаюсь мысленно разобрать треки на составные части, выделить особенные партии для сведения. Привычка диджея. В студенчестве я немного подрабатывал в берлинских барах… Кроме традиционных соула, рока, фанка и техно-музыки, последние пару лет снова заинтересовал русскоязычный хип-хоп. Во взрывных, наивных, пафосных и зачастую антисоциальных текстах российских, украинских или казахских исполнителей отражаются ключевые нарративы молодежных тусовок.

Посоветуйте нашим читателям книги или фильмы, которые повлияли на вас. Что должен посмотреть/почитать каждый «ученик»?

Вы знаете, я не могу сказать, что какой-то фильм или книга серьезно повлияли на меня и вот это мастрид. Из последних запомнившихся фильмов, могу порекомендовать лишь достаточно свежую немецкую картину «Тони Эрдман», повествующую о капитализме, роли работы и карьеры в нашей жизни и конфликте поколений.

Виктория Гапчук

смотрите также

MakeMeBetter: стать лучше — легко

Закончив университет и получив заветный диплом, кажется, что вот сейчас перед нами откроются все двери …